А у меня все хорошо.Все по плечу.


(no subject)
glinshikova
Я слышал крики моего отца, умирающего от рака, и понял, что мне знакомы эти крики. Я слышал их на бойнях, на рынках продажи собак на мясо, на кораблях, перевозящих скот, от умирающей матери кИтёнка, зовущей своего ребенка, в то время как пробивший ей голову китобойный гарпун взрывается в её мозгу. Их крики - крики моего отца. Я понял, что когда мы страдаем, мы все равны. Крики страданий одинаковы у всех видов животных и на всех языках.


YrlkeZG9qYE

Go Vegan, сука.
glinshikova
cZNi1lqZw04

MuIDT7FytyY
gz4SRsPSugE

не по правилам игры
glinshikova
Изготовим, изготовим, изготовим, изготовим -
Я к рекламе близорука, так и не узнаю, что
Предлагают эти стены - все в одном огромном слове,
И бессмысленны их буквы все не то не то не то
Все играют в чьи-то игры, все торгуют нашим взглядом,
Наши улицы и мысли - это общие места.
В них одни азартно гадят, а другим того и надо,
Ну а нам - ментальный мусор, нас кусает пустота.
По бокам у нас карманы, а в карманах чьи-то лапы,
На зубах увы, коронки, в головах - сплошной салат.
Мы солдаты и мишени, гуманисты и сатрапы,
Мы участвуем в их гонке, и никто не виноват.
Наши песни все протеста, наши книги пишут ядом,
Нас продали до роддома, до зачатья, до вчера,
Мы свободны тихо блеять и идти на стрижку стадом,
А до бойни нам позволят покричать чуть-чуть ура.
Эти правила не нами установлены на свете,
И дома набиты теми, кто здесь вроде не при чём.
Нас штампуют не машины, а родные и соседи,
Мы ходить умеем строем, зная с детства, что почём.
Подожди, а как же небо, как же ветер и свобода?
Ты попробуй для начала не надеть на плоть штаны,
Посмотреть длинней секунды на присутственные морды,
Сделать шаг немного больше, чем дозволенной длины.
Сразу выйдут санитары, ФСБ, менты, охрана,
И занозистою дланью подтвердит простой народ,
Что у нас на место ставят всех, себя ведущих странно,
А летающий под небом - враг опасный и урод.
Мама всплачет - что ж ты, милый, лучше стал бы юристом,
Лучше шёл бы в депутаты, в рекламисты и воры!
Но летать под общим небом - без лицензии и визы -
Не позволено, родимый, не по правилам игры.
Так что будь одним из смертных - рядовым, электоратом,
Абонентом, пассажиром, паствой, жителем, братвой,
И внимай чужим программам, и ругайся тихо матом,
Кто летает - тот не с нами, а кто ползает - тот свой.
x_182bd608

хрупкость мгновения.
glinshikova
srgdkdRKclg

(no subject)
glinshikova
только вот дело в том, что мне уже ничего не хочется,
хотя иногда под кожей вроде бы мечется электричество,
хотя в пару воистину нужных впаян мощный магнит;

только вот дело в том, что по горло сыта одиночеством,
еженощно наизнанку выворачивает,
никому не нужной искренностью
тошнит.
WZ7aUQfnB_8

(no subject)
glinshikova
а время течёт независимо от того, позволяешь ли ты ему течь:
так однажды ты поймёшь, что лишь в тишине обретаешь речь,
что предназначенных встречаешь, даже когда избегаешь встреч,
теряешь — несмотря на то, что хотел сберечь.

так ложится вдоль позвонков небывалая лёгкость и пустота,
так среди разгульного пира хочется вдруг трезвости и поста,
если ты где-то и будешь дома, то только не здесь, а там,
где никто не окликнет тебя по имени,
не станет преследовать по пятам.

ты войдёшь по колено в мутную воду, и океаном станет река;
везде, где ты остановишься, ты будешь прибывшим издалека;
но где бы ты ни был, я знаю, ты тянешь руки к моим рукам:
в одной ладони граната, в другой — выдернутая чека.

анненский
glinshikova
Среди миров, в мерцании светил
Одной Звезды я повторяю имя...
Не потому, чтоб я Ее любил,
А потому, что я томлюсь с другими.

И если мне сомненье тяжело,
Я у Нее одной ищу ответа,
Не потому, что от Нее светло,
А потому, что с Ней не надо света.

3 апреля 1909, Царское Село.

post
glinshikova
Оригинал взят у loli_kate в post
Редко нахожу что-то действительно стоящее в интернете. Но это зацепило.


в детстве ты читал жюль верна
ты думал, что впереди все так интересно, наверное

а сейчас, кроме завтрака в маке мало что радует
и, если закрыть глаза,
то там все время
что-то
падает
падает

ты, конечно, можешь сказать "i am sorry"
и лить этих дней жидкое молоко

но помни, что море
это там, где действительно
глубоко (с)

море

p.s.: не стоит никого слушать. нужно поступать так, как чувствуешь правильным. проверено)

(no subject)
glinshikova
Душа моя затосковала ночью.

А я любил изорванную в клочья,
Исхлестанную ветром темноту
И звезды, брезжущие на лету
Над мокрыми сентябрьскими садами,
Как бабочки с незрячими глазами,
И на цыганской масленой реке
Шатучий мост, и женщину в платке,
Спадавшем с плеч над медленной водою,
И эти руки, как перед бедою.

И кажется, она была жива,
Жива, как прежде, но ее слова
Из влажных «Л» теперь не означали
Ни счастья, ни желании, ни печали,
И больше мысль не связывала их,
Как повелось на свете у живых.

Слова горели, как под ветром свечи,
И гасли, словно ей легло на плечи
Все горе всех времен.
Мы рядом шли,
Но этой горькой, как полынь, земли
Она уже стопами не касалась
И мне живою больше не казалась.
Когда-то имя было у нее.
Сентябрьский ветер и ко мне в жилье
Врывается - то лязгает замками,
То волосы мне трогает руками.
aGMwpK85oHw

повсюду
glinshikova
этим летом море говорило со мной повсюду,
в телефонных трубках, в ладонях прижатых к уху
в форме раковины. Обещалось поспешно -"буду
у тебя, для тебя , про тебя" навсегда и сразу.

светло-серой пеной лизало мои ботинки,
соляные следы оставляя на них как слезы.
награждало штормом, волной, смс-ухмылкой
за любую мою неосторожную фразу.

мы играли в войну, возводили китайские стены,
били музыкой, криком, кидали слова друг в друга.
навигаторы врали в пути и дорогами были вены.
Ровно сотня минут, если стоять на красном.

но на то ты и море - отменять все мои светофоры ,
я училась по-новому петь, говорить и верить.
и носила как шрамы твои штормовые узоры
этим летом отчаянным и опасным.

?

Log in

No account? Create an account